Рекомендации на кандидата: а судьи кто? ≡ Zhyvoedelo

Рекомендации на кандидата: а судьи кто?

Алла Заднепровская

2019-05-28

#Статьи

Наверняка вам знакома ситуация, когда рекрутер или HR-менеджер просит вас предоставить контакты рекомендателей – бывших руководителей, подчиненных, клиентов. 

 А знаете ли вы, что за этим следует? Как поступают рекрутеры, получив негативные рекомендации предыдущих работодателей? И почему даже позитивный отзыв может сыграть не в вашу пользу?  

Если верить Александру Дюма, потеря одного рекомендательного письма в окрестностях Парижа самым драматическим образом изменила расстановку сил на европейской политической арене начала XVII века… К счастью, хитросплетения королевских интриг прошлого давно превратились в красивые полувымыслы, поэтому мы с легким сердцем можем обратиться к реалиям дня нынешнего. Речь в этой статье пойдет именно о рекомендациях. Правда, о тех, потерять или выкрасть которые будет гораздо сложнее – мы поговорим об устных мнениях и отзывах на кандидатов от их бывших работодателей, коллег, подчиненных и партнеров.

Собственно, как стало ясно из бесед с HR-профессионалами и рекрутерами, обсуждать фактор влияния письменных рекомендаций кандидатов вообще не имеет смысла, поскольку все специалисты кадрового рынка единодушно признают, что не используют их в своей работе. По их мнению, референции, которые соискатель приносит с собой на интервью вместе с резюме, как правило, грамотно составлены, но абсолютно неинформативны, безлики и написаны «под копирку».

И совсем другое дело – личные беседы с теми людьми, которые хорошо и на собственном опыте знают кандидата как профессионала. Обычно рекрутеры, если речь идет об управленческих позициях, просят кандидатов самих предоставить им имена и контакты людей, которые могли бы дать на них рекомендации. А уже достоверность и эффективность использования этих отзывов зависит от опыта и профессионализма консультанта или менеджера по подбору персонала. «Такие беседы с бывшими работодателями или коллегами кандидатов, как правило, носят доверительный характер, – говорит Наталья Мирская, менеджер рекрутинговой компании Antal, – поэтому иногда необходимо не только получить требуемую информацию, но и уметь читать между строк». По мнению Валерии Дворцевой, генерального директора кадрового агентства «Визави Консалт», снятие рекомендаций – это определенная технология, и чтобы они были достаточно достоверными, надо просто хорошо ею владеть.

Кто, когда и как 

  Рекрутинговые компании чаще всего собирают рекомендации по заказу клиента. Иногда в самом договоре может быть отдельно оговорено, кто и на каком этапе снимает рекомендации на кандидата. В остальных случаях консультанты обращаются за референциями только на финальных кандидатов, непосредственно перед тем как потенциальный работодатель сделает оффер. Если кандидат выступает против сбора рекомендаций, консультант может снять его с конкурса или поставить в известность работодателя об отказе, предоставив ему самому решать вопрос о дальнейшем рассмотрении кандидатуры соискателя. Случаются ситуации, когда консультанты обращаются за рекомендациями по собственной инициативе – если их что-то настораживает в резюме или поведении кандидата и необходимо проверить возникшие опасения, чтобы впоследствии не пострадала их собственная профессиональная репутация.

Что же касается другой стороны – заказчика, то, по словам HR-директоров, если позиция закрывается через партнерскую рекрутинговую компанию, то они склонны доверять мнению специалистов кадрового рынка. «Рекомендации – желательное, но не обязательное условие, – отмечает Марина Новикова, директор по персоналу «Вымпелком». – Если речь идет о высших управленческих позициях, то их сбор входит в условия контракта с компанией executive search. То есть это задача агентства, которое предоставляет нам отчет на финальной стадии, когда одному из оставшихся кандидатов мы уже готовы сделать job offer. И тем рекомендациям, которые собирает executive search агентство, я лично очень доверяю и крайне редко их перепроверяю».

Основной критерий достоверности рекомендаций – комплексный подход, то есть сбор отзывов от нескольких человек – желательно одного из бывших руководителей, подчиненных, коллег и партнеров (клиентов) кандидата. Это особенно важно, если речь идет о высоких управленческих позициях, когда получить объективную информацию на предыдущем месте работы кандидата достаточно проблематично. «Топ-менеджеры часто покидают компании с негативом, – объясняет Валерия Дворцевая, – но им, как правило, дают позитивные рекомендации вне зависимости от ситуации. Это своего рода «выходной пакет», чтобы менеджер в свою очередь не сеял сомнительные слухи о компании на рынке».

Не берите этого человека! 

Негативные рекомендации – это, наверное, самая тонкая и скользкая проблема, с которой сталкиваются рекрутеры и HR-менеджеры. Все шло так хорошо, кандидат казался просто замечательным, и вдруг кто-то из его бывших работодателей дает ему крайне неблагоприятную оценку. Как это может отразиться на шансах кандидата получить новое место работы?

Реакция рекрутеров и HR-ов в таких случаях зависит от особенностей каждой конкретной ситуации, однако все опрошенные нами профессионалы в области работы с персоналом заявили, что никогда не станут полагаться лишь на один негативный отзыв, поскольку здесь всегда присутствует элемент личного субъективного отношения одного человека к другому. Поэтому получение резко отрицательной характеристики на кандидата требует дальнейшего тщательного «расследования».

В качестве примера приведем случай из рекрутинговой практики, который рассказала нам Наталья Мирская: «Однажды HR-директор компании-клиента сказала, что ей позвонил бывший руководитель нашего кандидата, которому они уже сделали оффер, и целый час рассказывал ей, какой тот плохой сотрудник и что не нужно его брать на работу. На что HR-директор резонно рассудила, что если бы он написал ей небольшое письмо с предостережением или позвонил для краткого разговора, то это действительно был бы сильный аргумент не в пользу кандидата. А вот потраченный топ-менеджером целый час своего драгоценного времени вызывал у нее определенные сомнения в том, что его точка зрения объективна и лишена личных мотивов. Однако и проигнорировать эту информацию мы не могли, поэтому я провела настоящее расследование. Я даже звонила в Австрию и Швейцарию, чтобы найти людей, которые были свидетелями того случая, который описал бывший руководитель нашего кандидата. И мы выяснили, что действительно некий инцидент имел место, но при этом оба – и руководитель, и подчиненный – проявили себя в той ситуации не с лучшей стороны: руководитель «цеплялся» к сотруднику, а тот оказался неспособен держать себя в руках. Однако при этом все рекомендатели подчеркивали, что для нашего кандидата это стало хорошим уроком, а для меня уже было совершенно очевидно, что в данном случае вина начальника намного глубже, потому что он сам провоцировал своего сотрудника. Наш клиент принял решение взять этого кандидата на работу и не пожалел».

Конечно, если вдруг при снятии рекомендаций всплывает крайне негативная информация на грани криминала, то скорее всего кандидату, пусть даже успешному на всех предшествующих этапах, будет отказано в должности. Однако и в этом случае рекрутеры и HR-менеджеры не считают возможным и правильным стопроцентно полагаться на слова одного человека – необходимо собрать еще несколько мнений, прежде чем принять окончательное решение. «Если мы получаем от рекомендателя информацию о том, что кандидат «нечист на руку», уличен в финансовых махинациях или, скажем, злоупотребляет спиртными напитками, конечно, это может кардинально изменить к нему отношение, – комментирует Юлия Забазарных, руководитель департамента по подбору персонала для рынка инженерных систем и оборудования «Агентства Контакт». – Однако я всегда допускаю, что здесь может присутствовать некоторая необъективность – например, скрытый конфликт, который побуждает рекомендателя дать негативные референции. В таких случаях я, во-первых, ставлю в известность заказчика и кандидата, предлагая последнему оправдаться, предоставив контакты других рекомендателей, а во-вторых, сама стараюсь собрать максимум объективной информации о человеке. По опыту могу точно сказать, что если негатив действительно есть, то он обязательно повторится, даже если кандидат укажет в качестве рекомендателя человека, с которым он состоит в дружеских отношениях. И вот если я получаю схожие отрицательные отзывы и из других источников, то это уже может стать достаточным основанием для снятия кандидата с конкурса».

Плохая хорошая рекомендация 

Случается и такое, что вполне доброжелательный отзыв может сыграть в минус кандидату. Это происходит, когда рекомендатель честно рассказывает о бывшем сотруднике, его основных достижениях и компетенциях, но… они не совпадают с ожиданиями потенциального работодателя.

Вот еще один пример из практики кадрового агентства. «Мы закрывали позицию директора по маркетингу – рассказывает г-жа Дворцевая. – Клиент уже готов был сделать оффер финальному кандидату, мы сняли рекомендации, и нам в двух местах прекрасно отозвались о человеке как профессионале, охарактеризовав его как отличного тактика, незаменимого в операционной деятельности. Но дело в том, что клиенту нужен был стратег, и на этом основании кандидату отказали. То есть тут дело не в плохих или хороших рекомендациях, а в том, что компании требовался совсем иной тип менеджера».

Впрочем, недостаток каких-либо управленческих компетенций не всегда становится причиной отказа в целом успешному кандидату – это вопрос переговоров и приоритетов компании-работодателя. «В случае некоторого несоответствия компетенций кандидата ожиданиям клиента я ставлю заказчика в известность о реальном положении вещей, и он уже сам решает, готов ли он пойти на определенный риск и принять этого кандидата – в конце концов, никто не отменяет испытательный срок и наши гарантийные обязательства», – отмечает Юлия Забазарных.

Наши «бывшие» 

Что может сказать о бывшем сотруднике его непосредственный руководитель? Рассыпаться в похвалах или дать весьма скептическую оценку, памятуя о той головной боли, которую ему доставил человек, покинув компанию? Как показывает практика, значительно чаще имеет место именно второй вариант. Поэтому рекрутеры довольно настороженно относятся к рекомендациям от руководителей с последнего места работы кандидата. 

  «Иногда соискатель сам предупреждает нас о том, что на предыдущем месте работы у него был конфликт с боссом, и они разошлись вовсе не в восторге друг от друга, – замечает Валерия Дворцевая. – И тогда мы должны снимать рекомендации с учетом этой информации и задавать более аккуратные вопросы. А, например, если человек ушел потому, что его просто «подсиживали», то снимать рекомендации у того, кто это делал, вообще не имеет смысла. В конце концов, всегда можно найти альтернативное решение – например, снять рекомендации у других коллег».

Такой же точки зрения придерживается и Юлия Забазарных: «Если соискатель откровенно говорит, что у него на последнем месте работы был конфликт с непосредственным руководителем, то я понимаю, что там я, скорее всего, не смогу получить объективную информацию. Тогда я прошу у кандидата разрешения пообщаться не с непосредственным начальником, а, например, с HR-менеджером или с кем-то еще из руководства компании».

К счастью, не все бывшие руководители превращаются в злопамятных мстителей после ухода перспективного сотрудника. Нередко предыдущие начальники дают весьма позитивные отзывы, объективно характеризуя сильные стороны кандидата. А иногда могут даже честно признаться, что хотели бы, чтобы этот человек вернулся к ним в компанию. Это, конечно, самая лучшая рекомендация из всех возможных, и некоторые консультанты по подбору персонала используют в качестве «лакмусовой бумажки» вопрос о желании бывшего работодателя возобновить сотрудничество с кандидатом.